ФАРЕНГЕЙТ
________________

Tumblr / Instagram / Vk

28 нояб. 2017 г.

Когда-то случалось мне натыкаться в контакте на группы по обмену вещей. То ли шутка, то ли правда, но предложения там порой были весьма заманчивыми, сами посудите: собрание сочинение Ницше за билет в кино, винтажный свитер за поднятие настроения, фикус за вечный двигатель, проигрыватель для винила за бутылку коньяка (ох, как я тогда о нем мечтала)... Где они теперь? Похоже, что любители халявы убили всю романтику.

А я бы сейчас не отказалась поменять что-нибудь на капельку рок-н-ролла в жизни, а то его так не хватает.

24 нояб. 2017 г.

tumblr-пятница

Кассини прекратил свое существование, сгорев в атмосфере Сатурна. Было это давно, но почему-то именно сейчас вспомнилось.  Сегодняшний день самовольно был объявлен днем  бесцельного скитания по квартире под аккомпанемент тоскливой музыки. Поверьте, мне в этом нет равных. Я мастерски умею бездельничать с ужасно умным видом.

Очередная тщетная попытка сложить кубик Рубика наглядно показала, что неразрешимых проблем не бывает, есть те которые мы не хотим решать. Потому что им лучше оставаться нерешенными, ведь так удобнее, привычнее и проще. С ними всегда найдется причина и подходящая отговорка, и не придется волноваться на счет того, что у тебя есть какая-то "жизнь" и её нужно жить. Но старая схема порядком надоела, хочется избавится, от затянувшейся борьбы с самим собой. Подписать, наконец, мирный договор и забыться. Новые трудности всегда найдутся, а следственно очередная головная не заставит себя долго ждать.  Но сперва надо разобраться с тем, что есть, оно перестало быть интересным.

21 нояб. 2017 г.

Гул голосов вокруг возвращает в жизни. Песчинка в пустыне - вот кто ты в этом зале. Еще на входе вы были по отдельности, но через полчаса станете одним, и общность пересилит индивидуальность. И почему в подобных местах всегда так темно? Неужели нельзя добавить чуточку света, чтобы лучше разглядеть тех, кто стоит рядом? Мрачное помещение, в котором сотни людей точно под гипнозом стоят и просто пялятся на сцену, где ничего не происходит. Не плохое начало для фильма ужасов, как думаете?

Стоя в углу бара, прикидываю варианты. Отчего-то в такие моменты у меня проявляется склонность думать о глобальном. Главный вопрос жизни, вселенной и всего остального встает ребром именно тогда, когда того не ждешь. Лучше бы беспокоится о том, что телефон обязательно сядет в ту секунду, когда наконец-то удастся сфотографировать хоть что-то помимо чужих рук и голов. Чертовы телефоны, они вечно мешают, почему людям так нравится все снимать? Или почему в коктейле так мало рома, ведь за его цену должны были налить как минимум полбутылки? Или почему я стою напротив колонок, знаю же, что там ни черта не слышно?
Глаза начинают слипаться, долгая поездка дает о себе знать, даже не хочу думать об обратной дороге, на это сил не хватит. Болтаю лед в опустевшем стакане, кажется, меня кто-то о чем-то спросил. Или это было не мне? Тяжело вздыхая, ищу глазами кого-то, ну или притворяюсь. Неловко.  
Вспышка. Еще одна. Толпа подтягивается ближе к сцене. Началось. В какой-то момент ты не принадлежишь себе, растворяешься в звуке, голосе и танцующих телах вокруг. Тогда проходит любая усталость, печали и тревоги. Ведь никто и ничто не лечит так, как делает это музыка, легко и незаметно. Бережно цепляя натянутые струны нервов, или яростно перебивая страх, пара песен способна сделать больше, чем чужая жилетка, доктора, таблетки или алкоголь. 

На "Поэтах" по лицу катились слезы, не почему, просто так. Все, что было завязано крепким узлом, дало слабину и теперь разъезжалось в разные стороны. Финны хорошо ладят с музыкой, наверное, у них это врожденное. Жаль, что не спели "War", но зато есть повод сходить на них еще раз.

Адам был прекрасен, он с годами становится только лучше. Плевать, что концерт был акустический, за этот голос умереть можно. 

Вот оно лекарство от всех болезней. И никаких тебе побочных эффектов. Разве что ощущение эйфории, но это скорее плюс. Главное - это не переусердствовать с громкостью и вынимать наушники, когда переходишь дорогу.

19 окт. 2017 г.

"Взгляд Керуака, седые виски..."

18 окт. 2017 г.

чернота

Стаскиваю обувь в темной прихожей, пока что-то неразличимое во тьме мурча, трется об ногу. Не наступить бы еще на лапу.  Парку, еще влажную тянет бросить на пол, но все равно лезешь за вешалкой в шкаф. С черного зонта, на котором изображены достопримечательности Италии, стекает вода. Вроде убегала от дождя, а в итоге принесла его собой. 
Серебристые обои поблескивают на свету от фонарей у соседнего дома. Надо привыкать к темноте, на ближайшие пять месяцев она верный друг и соратник. 
Завариваю чай, передержав пакетик, горький получится, паршивец, но надо выпить горячего. Возможно, даже с земляничным вареньем. "А ты куда лезешь, кошка? Тоже сладенького хочешь?". Неясное "мммм.." и снова исчезла. 
В такое время года жизнь становится похожа на нуарный фильм, с безмолвными сценами и многозначительными взглядами. Все носят черное и слушают Джонни Кэша.
Перечитываю старую переписку, с людьми, с которыми никогда толком и не была знакома, вот уж где многозначительность, эти фразы хоть на цитаты разбирай. Это мы так в на рассвете эпохи соц.сетей и мессенджеров так разговаривали? Или приобщении с незнакомцами предложения сами по себе строятся так странно? Руки так и чешутся написать: "Эй, приятель, а что это тогда значило?"
До чего же сладки эти случайные разговоры, их бы сейчас добавить в этот ужасный чай. И правду ведь говорят, что случайные люди влияют на нас гораздо больше, чем те, кого ты видишь каждый день. Должна в человеке все-таки быть загадка, и дело не в женщине. Это скорее как с темной комнатой, будешь долго гадать? есть ли там черная кошка или нет.
"Ну что, включить все-таки свет?". Молчит. Заныкалась уже куда-то. Она к черноте привычнее.

17 окт. 2017 г.

"В этой сцене, упоминаемой всеми, кто писал о Сэлинджере, устами героя выражена мысль, которую так часто повторяют и другие персонажи, особенно молодые: нельзя существовать напоказ. Все должно быть «по-настоящему», без «липы». Но как увериться, что в самом деле нет ни лицедейства, ни притворства? Как доказать хотя бы одному себе, что не существует зазора между побуждением и поступком? И что выбор, даже в сложных ситуациях, определен беспримесным чувством, которое сильнее, чем логика роли, навязываемой обществом каждому. Сильнее, чем обязанности, накладываемые на человека его общественной функцией.

С годами обостряется сознание, что никто не свободен ни от функции, ни от роли, заменившей собой естество. Но для большинства тут лишь банальное правило игры. Его надо усвоить и существовать, не замечая печального несовпадения личности с самой собой, когда в дело вступают нормы, принятые социумом. Игнорируя вынужденное раздвоение, насколько это возможно".
А.Зверев. Сэлинджер: тоска по неподдельности.

20 сент. 2017 г.

- Эй, пойдем уже - говорит он мне и переминается с ноги на ногу как мальчишка.

Ветер путается в кронах, бесстыдно снимая с них первые желтые листья. Треплет волосы и куртку, его тихое шипение слышно отовсюду.

- Пойдем – звучит вновь, но шелест уносит слова за собой.

- Пой…

- Знаешь, я чувствовала, что ты объявишься именно сегодня.

- Старина, ты знаешь меня лучше всех. 

- Ты вечно опаздываешь. 

- Знаю.

- И куда мы идем? 

- А разве это важно?

- Нет. В сущности нет. Совсем нет. Хотелось сказать что-то еще, рассказать, как прошел год с последней нашей встречи, но теперь слова потеряли всякий смысл. И нет разницы, что там было до и как.

- Оно и к лучшему, старина. Когда не знаешь куда идешь, можешь добраться куда угодно. – Усмехается и все елозит ногой по растрескавшемуся асфальту.

- А чего нервный такой?

- Я, да нет, навалилось просто, сама понимаешь.

- Да - отвечаю, то ли вслух, то ли про себя. А он вновь ногой шкрябает.

- Да перестань ты, черт возьми!

А потом мы молчим. Долго молчим. Целую неделю, а может, и две. В воздухе еще веет недавним теплом, солнце по-прежнему целует в щеку. Но запах, запах уже не тот. Пахнет дождями, которым еще предстоит пролиться, молочным туманом, сухой травой, сигаретами, сырой землей и чем-то еще. Горько-сладкий запах счастья так прочно поселился в моей памяти, что я не перепутаю его ни с чем.

- И что на этот раз?

- Ну кто ж его знает? Разве не в этом все наше великолепие? И он прав, чертовски прав, как всегда в прочем. 

Нельзя выйти из осени тем же человеком, каким ты был до нее. Она калечит и исцеляет, вскрывает гноящиеся раны и смывает грязь. Она как шахматная доска, на которой судьба решила сыграть последнюю партию. А ты пешка, пытающаяся стать королем, хотя в душе надеешься остаться простой пешкой.

Поверив в нее однажды, назад не вернешься. Будешь, как дурак уходить каждый год в этот странный неумолимый мир. Уйдешь ведь сам по своей воле, поджигая груз ошибок, вперед, по еще теплой земле.

- Мы как обычно? Достает из кармана брюк старую зажигалку, с какой-то замысловатой резьбой на металлическом корпусе.

- Нет. Не в этот раз. Своя ноша не тянет.

- А, дошло, наконец. – Смеется. - Тогда надо торопится, все веселье пропустим, надо посмотреть, как горят леса.

- Без костра все-таки не обойтись, да? – Смеюсь теперь я. Он в ответ пожимает плечами.

- Идем?

Киваю. Зачем спрашивает? Знает ведь, что все равно пойду.