20 окт. 2017 г.

tumblr-пятница

"Should I stay or should I go now?
Should I stay or should I go now?
If I go, there will be trouble
And if I stay it will be double
So come on and let me know"
                                            The Clash

19 окт. 2017 г.

"Взгляд Керуака, седые виски..."

18 окт. 2017 г.

Чернота

Стаскиваю обувь в темной прихожей, пока что-то неразличимое во тьме мурча, трется об ногу. Не наступить бы еще на лапу.  Парку, еще влажную тянет бросить на пол, но все равно лезешь за вешалкой в шкаф. С черного зонта, на котором изображены достопримечательности Италии, стекает вода. Вроде убегала от дождя, а в итоге принесла его собой. 
Серебристые обои поблескивают на свету от фонарей у соседнего дома. Надо привыкать к темноте, на ближайшие пять месяцев она верный друг и соратник. 
Завариваю чай, передержав пакетик, горький получится, паршивец, но надо выпить горячего. Возможно, даже с земляничным вареньем. "А ты куда лезешь, кошка? Тоже сладенького хочешь?". Неясное "мммм.." и снова исчезла. 
В такое время года жизнь становится похожа на нуарный фильм, с безмолвными сценами и многозначительными взглядами. Все носят черное и слушают Джонни Кэша.
Перечитываю старую переписку, с людьми, с которыми никогда толком и не была знакома, вот уж где многозначительность, эти фразы хоть на цитаты разбирай. Это мы так в на рассвете эпохи соц.сетей и мессенджеров так разговаривали? Или приобщении с незнакомцами предложения сами по себе строятся так странно? Руки так и чешутся написать: "Эй, приятель, а что это тогда значило?"
До чего же сладки эти случайные разговоры, их бы сейчас добавить в этот ужасный чай. И правду ведь говорят, что случайные люди влияют на нас гораздо больше, чем те, кого ты видишь каждый день. Должна в человеке все-таки быть загадка, и дело не в женщине. Это скорее как с темной комнатой, будешь долго гадать? есть ли там черная кошка или нет.
"Ну что, включить все-таки свет?". Молчит. Заныкалась уже куда-то. Она к черноте привычнее.

17 окт. 2017 г.

"В этой сцене, упоминаемой всеми, кто писал о Сэлинджере, устами героя выражена мысль, которую так часто повторяют и другие персонажи, особенно молодые: нельзя существовать напоказ. Все должно быть «по-настоящему», без «липы». Но как увериться, что в самом деле нет ни лицедейства, ни притворства? Как доказать хотя бы одному себе, что не существует зазора между побуждением и поступком? И что выбор, даже в сложных ситуациях, определен беспримесным чувством, которое сильнее, чем логика роли, навязываемой обществом каждому. Сильнее, чем обязанности, накладываемые на человека его общественной функцией.

С годами обостряется сознание, что никто не свободен ни от функции, ни от роли, заменившей собой естество. Но для большинства тут лишь банальное правило игры. Его надо усвоить и существовать, не замечая печального несовпадения личности с самой собой, когда в дело вступают нормы, принятые социумом. Игнорируя вынужденное раздвоение, насколько это возможно".
А.Зверев. Сэлинджер: тоска по неподдельности.

20 сент. 2017 г.

- Эй, пойдем уже - говорит он мне и переминается с ноги на ногу как мальчишка.

Ветер путается в кронах, бесстыдно снимая с них первые желтые листья. Треплет волосы и куртку, его тихое шипение слышно отовсюду.

- Пойдем – звучит вновь, но шелест уносит слова за собой.

- Пой…

- Знаешь, я чувствовала, что ты объявишься именно сегодня.

- Старина, ты знаешь меня лучше всех. 

- Ты вечно опаздываешь. 

- Знаю.

- И куда мы идем? 

- А разве это важно?

- Нет. В сущности нет. Совсем нет. Хотелось сказать что-то еще, рассказать, как прошел год с последней нашей встречи, но теперь слова потеряли всякий смысл. И нет разницы, что там было до и как.

- Оно и к лучшему, старина. Когда не знаешь куда идешь, можешь добраться куда угодно. – Усмехается и все елозит ногой по растрескавшемуся асфальту.

- А чего нервный такой?

- Я, да нет, навалилось просто, сама понимаешь.

- Да - отвечаю, то ли вслух, то ли про себя. А он вновь ногой шкрябает.

- Да перестань ты, черт возьми!

А потом мы молчим. Долго молчим. Целую неделю, а может, и две. В воздухе еще веет недавним теплом, солнце по-прежнему целует в щеку. Но запах, запах уже не тот. Пахнет дождями, которым еще предстоит пролиться, молочным туманом, сухой травой, сигаретами, сырой землей и чем-то еще. Горько-сладкий запах счастья так прочно поселился в моей памяти, что я не перепутаю его ни с чем.

- И что на этот раз?

- Ну кто ж его знает? Разве не в этом все наше великолепие? И он прав, чертовски прав, как всегда в прочем. 

Нельзя выйти из осени тем же человеком, каким ты был до нее. Она калечит и исцеляет, вскрывает гноящиеся раны и смывает грязь. Она как шахматная доска, на которой судьба решила сыграть последнюю партию. А ты пешка, пытающаяся стать королем, хотя в душе надеешься остаться простой пешкой.

Поверив в нее однажды, назад не вернешься. Будешь, как дурак уходить каждый год в этот странный неумолимый мир. Уйдешь ведь сам по своей воле, поджигая груз ошибок, вперед, по еще теплой земле.

- Мы как обычно? Достает из кармана брюк старую зажигалку, с какой-то замысловатой резьбой на металлическом корпусе.

- Нет. Не в этот раз. Своя ноша не тянет.

- А, дошло, наконец. – Смеется. - Тогда надо торопится, все веселье пропустим, надо посмотреть, как горят леса.

- Без костра все-таки не обойтись, да? – Смеюсь теперь я. Он в ответ пожимает плечами.

- Идем?

Киваю. Зачем спрашивает? Знает ведь, что все равно пойду.
Похоже, что в прошлой жизни я сделала что-то необычайно хорошее, раз в этой у меня такие замечательные родители.

8 сент. 2017 г.

tumblr-пятница

Человек уходит из дома, что-то гонит его прочь. По ночам он лежит на чужих кроватях, и чужой ветер шумит над ним в деревьях. Он бродит по чужим улицам, и перед глазами его проходят лица, но он не знает имён этих лиц. Голоса, которые он слышит, - не те голоса, что звучат в его ушах с тех пор, как он ушёл из дома. Это громкие голоса. Такие громкие, что заглушают голоса его родины. Но вот наступает минута тишины, и он снова слышит прежние голоса, те голоса, что он унёс с собой, уходя из дома. И он уже разбирает, что они говорят. Они говорят: "Возвращайся". Они говорят: "Возвращайся, мальчик". И он возвращается.
Роберт Пенн Уоррен «Вся королевская рать»

У вас не бывает ощущения, будто город пророс в вас своими корнями и не хочет отпускать? Или это мы держимся за него всеми силами?